Культурная жизнь замерла, но даже в штиль происходит что-то интересное. Отрасль переживает важный момент, который изменит многое — или, по крайней мере, даст переменам шанс. За три недели интернет-эфиров культурные центры прошли путь, в обычной жизни занявший бы месяцы, а то и годы.

Они нарастили число подписчиков в социальных сетях, выросло число посетителей сайтов — а это как раз молодёжь и люди среднего возраста, та самая аудитория, с которой у многих ДК традиционные сложности.

Ценой усилий, разочарований, страхов и стресса выросла техническая грамотность сотрудников. Поначалу казалось забавным, когда чей-то очередной мастер-класс шёл с перевёрнутого телефона, который то ли по невнимательности, то ли по незнанию не смогли правильно установить, но теперь иные учреждения, войдя во вкус, подают заявки на миллионные гранты, чтобы переоборудовать свои залы для профессионального вещания в интернете.

И вот результат: многие организации оценили эффект интернет-эфиров и хотят сохранить их в будущем, когда ситуация придёт в норму. А она же придёт, верно?

«Смотрю закат, слушаю Рахманинова»

«Если кто-то следит за каналом «Дубравы» с начала самоизоляции, он почувствует, что мы как будто только ждали этого момента», — говорит директор Культурно-просветительского центра в Семхозе Александр Миронов.

Речь идёт о востребованности площадки: интенсивность работы канала увеличилась в разы, первый прямой эфир вышел 28 марта, и с того дня, трижды в неделю, Центр выпускает новую джазовую и околоджазовую программу.

Число обращений к каналу Центра выросло, но красноречивей любой статистики ситуацию опишет такой штрих: зрители, воодушевившись увиденным, стали оставлять в чате стихотворные комментарии, и ответы тоже приходили в стихах. «Начался настоящий баттл. Писали своё, цитировали других», — директор не припомнит подобного в спокойные докоронавирусные времена, когда дежурное «круто» считалось вполне достойной реакцией.

Изоляция сделала людей поэтичнее, в 2020-м в комментах пишут: «Смотрю закат на Коровьем пруду, слушаю Рахманинова».

На бензине любопытства

Ударной были первая неделя-полторы, когда многие подключались к онлайн-урокам и концертам, в том числе из любопытства.

«Активнее всех откликнулись совсем маленькие дети. У старших, видимо, сказывается школьная нагрузка», — предполагает Мария Орлова из студии «Волшебная шляпа». Формально студия работает как подразделение муниципального ДК «Горизонт» в Реммаше, но смелость, с которой «шляпники» выводят на улицу трёхметровые фигуры Пушкина, переводят Шекспира на язык кукольных спектаклей, снимают сумасшедшие и милые видео для своих уроков, превращает простых российских бюджетников в настоящих местных инди-героев.

Её муж и коллега Дмитрий Орлов считает, что не все ещё оценили преимущества творческих онлайн-уроков, но в будущем эта форма подтвердит эффективность. Пока же, по их общему мнению, интернет-уроки, валом обрушившиеся на зрителя, начали давать обратный эффект: люди устают от интернета, и производителям программ ещё предстоит найти баланс между педагогикой, творчеством, живой и самостоятельной работой.

Во Дворце культуры им. Ю. Гагарина заметили, что многие уроки — например, разговорного английского, — переведённые в режим онлайн, собирали больше зрителей, чем это было в аудиториях. Александр Ломейко, худрук Дворца, подтвердил нам, что эфиры сохранятся — но, скорее всего, это будут концертные выступления.

Не забросят видео и в КДЦ имени Владимира Сосина, крупнейшем сельском культурном центре на севере округа, в микрорайоне Новом. Там отмечают, что наравне с обычными мастер-классами популярным стал жанр видеопосланий в стихах от зрителей.

Хорошая «картинка» стоит миллионы

«Единственное разочарование, которое я испытал, если говорить о готовности к эфирам, — мы не были в лучшей технической форме в тот момент», — продолжает Александр Миронов. Это кажется странным, поскольку «Дубрава» одной из первых три года назад начала транслировать концерты со сцены в интернет.

По мнению директора Центра, эту работу надо было усиливать ещё до потрясений — президентский Указ № 808 уже в 2014 году говорил о важности цифровых культурных площадок. «Только теперь мы поняли, к чему это было», — говорят нам.

«Дубрава» намерена в первую очередь модернизировать систему онлайн-вещания, установить новый режиссёрский пульт и больше камер (сейчас их три, они разного стандарта, и это не лучший вариант по современным канонам), перейти на новое программное обеспечение.

Оборудовать профессиональную площадку, которая будет выдавать картинку на уровне той, что поставляют большие телеканалы, — дорогое удовольствие. В конце прошлого года министерство культуры области учредило грант на создание виртуального концертного зала. «Дубрава» подала заявку по минимальной ставке на 2,5 миллиона, хотя грантовый потолок составлял пять. «Сейчас мы понимаем, что то, что мы просили, — это копейки, и реальные затраты могут оказаться больше. Но главное, во всём этом есть смысл», — говорят в «Дубраве».

Бессмысленно соперничать с МХАТом

Затянувшаяся изоляция создала ещё одну проблему. Карантин никак не заканчивается, и где искать программы для показа?

В такой момент хорошо выстрелили не только актуальные, горячие постановки, но и архивы, которые — не случись коронавирус — никто бы не увидел. «Мы заметили, что зрителю интересны спектакли, которые когда-то с успехом шли на сцене, а потом ушли из репертуара, — говорит руководитель отдела маркетинга и пиара «Театрального ковчега» Светлана Трофимова. — Приятно, когда зрители пишут, что вот эта ваша актриса за 10 лет совсем не изменилась, мы помним тот спектакль».

Популярными оказались и небольшие ролики, которые актёры снимают сами: читают стихи и танцуют, а театральные художники ведут мастер-классы. Всё делается на обычном оборудовании, на простых телефонах и домашних компьютерах, и при этом находит зрителя.

Ещё одно секретное оружие «Ковчега», вполне пригодное и после карантина, — прямой эфир репетиций ещё не вышедших спектаклей, которые сами по себе смотрятся как самостоятельный спектакль.

Вполне резонный вопрос: что может заставить зрителя включать канал «Театрального ковчега», если на соседнем канале идёт трансляция из Мариинского театра, чьи концерты в «Зарядье» побили рекорд, собрав у экранов три миллиона изолированных россиян?

«Конечно, мы не можем соперничать с МХАТом, с Вахтанговским театром и другими, мы слишком разные и по возможностям, и по бюджету, — понимают положение дел в сергиевопосадском театре. — Но мы можем дать то, что не дадут гранды, можем передать дух культуры своего города, ощущение полноценного, культурного, самостоятельного сообщества».

Владимир Крючев